Larry Coryell в Москве! Интервью с легендой джаза и крестным отцом музыки fusion!

Larry Coryell

Larry Coryell

ЛЛарри Корьелл (Larry Coryell; род. 2 апреля 1943, Галвестон, Техас) — американский джаз-фьюжн гитарист. Ларри — один из величайших мастеров гитары, признанных в мире. За 40 лет он записал более 75 альбомов как лидер группы, солист и аккомпаниатор. Легионы его фанатов с конца 1970-х называют его «богом гитары», «настоящим музыкантом возрождения, который превосходит во всех стилях игры», также New York Times окрестила его как пионера rock-jazz fusion, а Dan Ouellette из Down Beat Magazine назвал его «крёстным отцом фьюжн». Полная биография Larry Coryell.

Интервью состоялось 3 ноября 2014 в клубе Алексея Козлова после единственного концерта Ларри Корьелла в Москве.

Интервьюирует Виктор Радзиевский. 

Larry Coryell

Larry Coryell

В

В.Р.: Здравствуйте, Ларри, рад Вас видеть!

Л.К.: Здравствуйте, Виктор, спасибо!

В.Р.: По моей информации, завтра Вы планируете посетить джазовый фестиваль «Jazz Province» в Курске. Я бы хотел узнать о Ваших впечатлениях последних двух дней – я имею в виду выступления в Большом зале Филармонии в Минске, а также клубе Алексея Козлова. Остались ли Вы довольны аудиторией и организацией концертов?

Л.К.: Да, очень доволен! Впечатления о Минске фантастические и о вчерашнем выступлении здесь в Москве могу сказать то же самое.

В.Р.: А как Вам зрители?

Л.К.: Они любят музыку. Реакция на музыку была очень живой, я был очень рад этому.

В.Р.: В чем Вы видите разницу между российской аудиторией и зрителями, например, из Канады, США, других стран?

Л.К.: Люди очень похожи. Я недавно завершил выступления в Канаде, в Торонто. Зрители принимали нас с большим энтузиазмом. Так же, как в Минске и Москве.

В.Р.: Русские и белорусские зрители очень похожи. Вчера Вы сказали мне, что Вам нравятся произведения Сергея Прокофьева…

Л.К.: Безусловно!

В.Р.: Почему именно Прокофьев и что Вы можете сказать о других российских музыкантах и композиторах? Кто из них является лидером Вашего личного рейтинга?

Л.К.: Хм, я не думаю о том кто из них первый, второй, третий или четвертый. Для меня нет единоличного лидера. Но я люблю музыку Прокофьева потому, что её звучание очень близко к джазу. Мне это нравится.

В.Р.: Интересно.

Виктор Радзиевский и Larry Coryell

Виктор Радзиевский и Larry Coryell

Л.К.: Шостакович также великолепен. Я сегодня слушал Шостаковича в исполнении Ленинградского симфонического оркестра. Это был марш. Большой марш был частью произведения и это было очень интересно. Это была музыка из кинофильма «Овод». Исключительная музыка. Мне очень понравилось то, что она совершенно не похожа на западноевропейскую. Она свежая, ни на что не похожая.

В.Р.: Свежая, но тем не менее она следует в традиции русской классической школы.

Л.К.: Это отличная традиция.

В.Р.: Я имею в виду традиции Чайковского, Рахманинова, и т.д. Несомненно, Прокофьев – один из лучших и наиболее известных русских классических композиторов XX века. При этом любопытно то, что обычно, говоря о джазовой музыке, русские вспоминают как-раз Шостаковича. Ведь он был одним из первых композиторов в СССР, написавших джазовую сюиту.

Л.К.: Я этого не знал.

В.Р.: Это действительно так! Он написал джазовую сюиту, что для советского времени было невероятно!  Кажется, это были 60-е, или начало 70-х.

Ларри, пожалуйста, помогите мне найти ответ на чисто теоретический вопрос. Какой стиль джазовой музыки мы на сегодняшний день можем называть «современным»? В чём разница, например, между современным джазом и фьюжн? Ведь некоторые утверждают, что фьюжн это исключительно электронная музыка, а джаз – акустическая. Вы согласны с этим?

Л.К.: Нет. Можно играть фьюжн на акустике, а современный джаз на электронных инструментах. Стиль музыки в действительности рождается в голове музыканта.

Larry Coryell

Larry Coryel

В.Р.: Хорошо, и в чём же тогда разница между современным джазом и фьюжн? Я не имею в виду бибоп, хард-боп и т.п., я говорю о сегодняшнем современном джазе.

Л.К.: По моему, значительная часть современного джаза очень близка к бибопу и пост-бопу. У нас у всех имеются свои точки отсчета, но лично для меня – если звучание отсылает нас к другому времени, если звук «старый», то это не «современный джаз». Однако можно исполнять джаз в одном из старых стилей и при этом оставаться современным.

В.Р.: Да, тут имеют значение исполнительская техника, свежие идеи…

Л.К.: Дело в голове, все начинается с неё. Конечно, имеется совершенно чёткая граница между фьюжн и джазом с точки зрения гармонии. В джазе используется «интервальная гармония». Другими словами, в типичном джазе часто применяется схема разрешения «два-пять-один». Это именно то, что отличает типичный джаз. Во фьюжн часто можно встретить гармонию, похожую на «два-пять-один», но которая на самом деле таковой не является. В этом стиле музыканты не так сильно опираются на квадрат. Во фьюжн чаще применяется «гармоническая модель» (модальность), а во многих случаях просто оригинальная гармония. Это напоминает позднего Колтрейна.

В.Р.: Да, несомненно. Тут присутствует небольшой парадокс. Мы говорим о музыке фьюжн, а фьюжн зародился в 70-х, не так ли?

Л.К.: Верно.

В.Р.: Но до этого у нас была, например, босса-нова, а ведь это тоже фьюжн, т.к. присутствует сплав классических джазовых гармоний и типичных ритмов самбы. Почему это не фьюжн? Это фьюжн!

Л.К.: Я не стану возражать. Не надо забывать, что все зависит от музыканта, играющего эту музыку, от джазового исполнителя. Благодаря своему джазовому таланту он может превратить музыку любого стиля в нечто прекрасное. Это именно то, что Стэн Гетц и проделал с босса-новой. Я также люблю босса-нову в исполнении Чарли Бёрда.

В.Р.: Безусловно. И его отсылки к Испанской музыке. Это великолепно!

Л.К.: Да. Если обратиться к ранним этапам развития джаза и вспомнить, например, St. Louis Blues в исполнении W.C. Handy, в оригинальной версии интерлюдия к этому произведению представляла собой румбу! А ведь это латиноамериканская музыка. Т.е. перед нами очередная разновидность фьюжн.

В.Р.: Так и есть!

Л.К.: Периодом расцвета фьюжн в современном представлении, как Вы и сказали, стали 70-е годы.

В.Р.: Выходит, это только название было придумано в 70-е…

Л.К.: Да. До этого мы называли это «джаз-рок».

В.Р.: Да. Потом, появился поп-джаз, представителем которого, в частности, был Джулиан Кэннонбол Эддерли с его «Mercy, Mercy, Mercy»…

Л.К.: Это то, что мы называем «соул музыкой». Тут вспоминаются Хорас Сильвер, Кэннонбол Эддерли, Рэй Чарльз… Соул это что-то домашнее, простое, но это тоже джаз.

Larry Coryell

Larry Coryell

В

В.Р.: Ларри, политическая ситуация между США и Россией на сегодняшний день выглядит повторением Карибского кризиса 1962 года. Как эти процессы влияют на музыкальный мир и мир искусства в целом?

Larry Coryell

Larry Coryell

Л.К.: Мы, артисты, музыканты – хотя тут я могу говорить только за себя – но, мы не ангажированы политически. Я не ангажирован и не закладываю никаких политических посланий в свою музыку. В ней нет никаких посланий кроме самой музыки. Большинство моих друзей-музыкантов, я уверен, хотели бы установления дружественных отношений между США и Россией. Возможно, нам нужно устраивать больше джазовых концертов. Люди, которые приходят на наши концерты в России влюблены в музыку. Они не декларируют никаких политических предпочтений. Они попросту забывают обо всех этих проблемах, им достаточно просто музыки. Музыка приносит им радость. А мы со своей стороны рады быть исполнителями. Это наш способ устранения разногласий и кризисных ситуаций, о которых Вы сказали. Мы просто отодвигаем их в сторону и наслаждаемся моментом.

В.Р.: В чем же заключается Ваше музыкальное послание?

Л.К.: Музыка сама по себе это послание. Мы играем инструментальную музыку, это просто звук. Но если бы я мог что-то к этому добавить, я бы сказал, что был бы счастлив, если бы моя музыка стала для кого-то вдохновением и позволила бы людям узнать что-то новое.

В.Р.: Некоторые музыкальные эксперты утверждают, что музыка фьюжн несет в себе философию, отвечающую запросам авангарда глобализации. Музыканты фьюжн собираются вместе, привнося в это направление музыки элементы различных культур, этнические мотивы и т.п. Т.е. присутствует определенная философия. Как Вы определяете философию своей музыки?

Л.К.: Для меня музыка говорит сама за себя. По большому счету в мире джазовой музыки, в котором я живу вот уже много лет, отсутствуют какие-либо категории. Если у тебя получается смешивать один стиль с другим и это получается органично – замечательно.

Виктор Радзиевский и Larry Coryell

Виктор Радзиевский и Larry Coryell

В.Р.: Ларри, каковы Ваши планы на ближайшие пару лет?

Л.К.: Я бы хотел завершить производство моей оперы «Война и мир» (War and Peace). Премьерные выступления состоятся в конце этого года на Балканах – в Словении, Хорватии, Словакии. Но, при наличии такой возможности, я бы хотел привезти эту оперу и в Россию.

В.Р.: Уже известны даты концертов?

Л.К.: По-моему, первый запланирован на 2 или 3 декабря, не помню точно.

В.Р.: Уже очень скоро!

Л.К.: Да, поэтому после окончания этого тура я полечу в Словению.

В.Р.: Теперь все наши зрители и читатели узнают об этом и смогут посетить Ваши концерты даже на Балканах.

Л.К.: Отлично!

В.Р.: Огромное спасибо! Это был Ларри Кориелл!

Л.К.: Спасибо и Вам!

 Виктор Радзиевский мл.

Виктор Радзиевский и Larry Coryell

Виктор Радзиевский и Larry Coryell

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.