Дебют проекта Beyond the Horizon Project: интервью с Дмитрием Мосьпаном, Натальей Скворцовой и Виктором Радзиевским.

Beyond the Horizon Project Наталья Скворцова Сергей Корчагин Дмитрий Мосьпан Александр Зингер

Beyond the Horizon Project Наталья Скворцова Сергей Корчагин Дмитрий Мосьпан Александр Зингер

Ирина Китаева: Название вашего проекта Beyond the horizon. Расскажите о значении, которое вы вкладываете в это. Может быть, это что-то духовное и высокое?

Наталья Скворцова: Да, обязательно. На самом деле, название для  этого проекта неожиданно придумал наш продюсер – Виктор Радзиевский, и мне оно очень понравилось. Немного утомительно ходить по одному и тому же замкнутому кругу, хочется разомкнуть его и пойти дальше. Желательно туда, где мы еще не были.

Виктор Радзиевский: По образованию я философ-политолог, поэтому, естественно, мне в голову полезли философские, эфемерные и метафизические вещи. Мне представился мир идей великого греческого философа Платона, про то, что есть мир идей, где существует сразу всё, и мир явлений, где они могут найти воплощение как объекты.  Я подумал о том, что горизонт — это место, где мир идей и мир явлений пересекаются. Там можно встретить новые идеи, образы, что-то новое и невероятное. Это то, что талантливые музыканты — гении, художники, — транслируя через себя, могут привнести в наш мир. Поэтому и возникло такое название «За горизонтом», или «Beyond the horizon» для  англо-язычных слушателей.

Ирина Китаева: По поводу русской импровизационной музыки. Как вы считаете, это джаз, или что-то сильно отстраненное или все же близкое к джазу. И как вы ее можете охарактеризовать? Любыми прилагательными, существительными, например.

Наталья Скворцова: Образная, яркая, наполненная эмоционально, программная в большой степени. Последнее — это я про свою музыку, про то, чего я стараюсь добиться. На самом деле наши прекрасные коллеги – это великолепные и всем известные московские джазовые музыканты. А то, что мы играем оригинальные композиции и стараемся выбирать пьесы, которые нам самим интересно играть, которые для нас самих открывают какие-то новые горизонты, – это наш выбор, это наше любопытство.

Ирина Китаева: А есть такие композиции, которые вам больше всего нравится играть, например, из тех, что прозвучали сегодня?

Наталья Скворцова: Мне все это нравится играть!

Дмитрий Мосьпан: Дело в том, что для этой программы – это избранные композиции. У нас масса музыки, которую мы могли бы сыграть, но именно в данном коллективе было интересно представить конкретно эту программу. Каждая композиция была подобрана в этом порядке, и можно сказать, что одна дополняет другую. Все композиции любимые и желанные. Программа была построена по этому принципу.

Beyond the Horizon Project

Beyond the Horizon Project

Ирина Китаева: Давайте вернемся к названию. «Русская импровизационная музыка». Скажите, а что «русского» в ней? Какие черты? По-любому, она вобрала в себя что-то «русское».

Виктор Радзиевский: Есть еще одно философское понятие под названием «бытие». Бытие – это все сущее, та реальность, во всем своем многообразии, которая вас окружает. Наше восприятие русской импровизационной музыки достаточно субъективное, потому что такого определения в теории музыки мы не встречали. Музыкальная импровизация становится русской благодаря той реальности, которая окружает музыкантов, которые выросли в России. Их всегда окружало это бытие, эта реальность, они воспитывались, жили, как обычные русские люди. Нужно же делать что-то своё. Давайте обратим взор на концептуальную выразительность русского фольклора, мелодику русской академической традиции и т.д. Американская культура, несомненно, повлияла очень сильно, за окном ведь глобализация.Но в условиях, которые есть сейчас, зачем русским пытаться играть как американцы?!  Это же уже было, причем было многократно.

Наталья Скворцова: Многократно и великолепно!

Дмитрий Мосьпан: Причем, те же родоначальники джазовой культуры – это выходцы из царской России.

Виктор Радзиевский: Ну, например, Бенни Гудман или Джордж Гершвин.

Дмитрий Мосьпан: Ирвин Берлин. Можно сказать, что это наши далекие соотечественники придумали большинство, ну или хотя бы половину джазовой музыки.

Виктор Радзиевский: Если верить Леониду Утёсову, джаз вообще зародился в Одессе (смеются).

Наталья Скворцова: Мы сегодня играли песню, которая называется «Северное море». Я человек, который всю жизнь живет в Москве, съездила в Прибалтику, что, в общем-то, не так далеко, увидела прекрасную природу, прекрасное море, прекрасные местные пейзажи, натюрморты и ситуации. И так получилась песня. Музыканты говорят, что ни на что не похожая, играть сложно, необычно, непривычно. Но это же не нарочно совершенно! Не потому что я хотела быть на кого-то непохожей. Песня получилась такой, потому что мои эмоции, мысли, ощущения по поводу того, что я вижу, удалось запечатлеть именно таким образом. Она, наверно, не американская по мелодизму, по эмоциональному состоянию, по сочетанию аккордов, по другим критериям и параметрам. Наверное, дело в этом. Получается такая музыка, а дальше мы думаем, что с ней делать.

 

Ирина Китаева: А у вас есть какая-то излюбленная тематика в ваших композициях? Может быть, что-то близкое к сердцу? Или это совершенно не зависит?

Beyond the Horizon Project Дмитрий Мосьпан

Beyond the Horizon Project Дмитрий Мосьпан

Дмитрий Мосьпан: Самое главное, чтобы это звучало свободно, естественно и непринужденно. Это основная тематика. Когда мы что-то собираемся сыграть, мы заранее не планируем, что это окажется эффективным, например. Мы стараемся отталкиваться, в первую очередь, от сердца, от своего внутреннего голоса и состояния. А там уж как выйдет – один Бог знает. Это основная идея, концепция.

Наталья Скворцова: Для меня очень важны всегда были картины природы, просто что-то красивое. Важна красота вокруг и внутри. Очень много композиций посвящено друзьям и любимым людям.

Ирина Китаева: Ваш жанр объективно достаточно сложный. Какие еще есть направления в музыке, которые кажутся публике сложными, интересными одновременно?

Наталья Скворцова: Насколько я понимаю, даже традиционный джаз не все могут слушать, потому что не всем интересно. Все люди разные, у всех разная подготовка и интересы. Кому-то одно интереснее, кому-то  — другое. У всех разные вкусы.

 Дмитрий Мосьпан: На мой взгляд, наш жанр сочетает в себе много разных стилей, разной музыки. Здесь получается симбиоз между европейской культурой, американской культурой, восточной культурой. Если говорить в контексте того, что это «русская импровизационная музыка», то, как известно, Российское государство очень многоконфессионально, много разных народов у нас живет. В этом всем мы стараемся найти что-то уникальное, что-то неповторимое, создать из этого всего гравюру, которая нравилась бы людям и нам, в первую очередь.

Ирина Китаева: Как вы думаете, а можно ли заинтересовать публику, которая далека от интеллектуальной музыки? Возможно ли воспитать вкус?

Наталья Скворцова: Когда музыкантам сложно играть, тогда слушателям сложно слушать. Когда нам все интересно и все нравится, ни у кого не возникает вопросов: что это, зачем это и о чем это. По крайней мере, по моему опыту так.

Ирина Китаева: Какие у вас планы на ближайшее будущее?

Виктор Радзиевский: Я вижу два направления для деятельности, продвижения и развития этого проекта Beyond the horizon. Первое  — это охватить как можно больше людей в России, участвовать в продвижении тренда на – «Русскую импровизационную музыку. Хотелось бы, чтобы наши люди знали, что есть такая музыка. Второе – это сама музыка, и я думаю, музыканты со мной согласятся, она должна о себе заявить как можно громче. Она есть и будет неординарной и и выделяющийся на фоне других: американской, польской, литовской, французской, немецкой и так далее. Не мы первые, кто решил за это взяться. Есть значительное количество музыкантов, которые занимаются русской импровизационной музыкой, а не джазом как таковым. Просто они не говорят это так, как это решили сказать мы. Поэтому, с одной стороны, укрепление позиций для этого тренда в России путём, собственно, того, что ансамбль будет выступать на наших фестивалях, в лучших клубах в Москве и в других городах. А во-вторых, это, конечно, европейские фестивали, европейские клубы и вообще любые, куда могут позвать. Можно говорить еще о том, что спустя где-то полгода будет записан альбом и наверняка издан на одном из наших лейблов, например, на «FANCY Music» или «АртБит». Но, возможно, это будет не российский лейбл. Об этом мы еще всерьез не думали. Но будьте уверены, что вы о нас еще услышите и не один раз.

Ирина Китаева: Спасибо большое и за концерт, и за интервью!

Беседовала Ирина Китаева

Встреча состоялась 25.11.14 в клубе Алексея Козлова сразу после завершения дебютного концерта группы. В этой статье представлены фотографии и видеозаписи с премьеры и интервью с участниками проекта «Beyond the Horizon».

Дмитрий Мосьпан, Наталья Скворцова, Виктор Радзиевский, Ирина Китаева

Дмитрий Мосьпан, Наталья Скворцова, Виктор Радзиевский, Ирина Китаева

Анонс события:

«Beyond the Horizon» — это, в первую очередь, творческий союз одних из самых ярких и востребованных композиторов и музыкантов московской джазовой сцены: ДМИТРИЯ МОСЬПАНА — тенор/сопрано саксофон и НАТАЛЬИ СКВОРЦОВОЙ — фортепиано. Проект «За горизонтом» призван реализовать самые амбициозные и новаторские музыкальные идеи, позволить заглянуть «За горизонт» в мир чистого искусства, где правят образы, смыслы и чувства… Чтобы все получилось наверняка и в лучшем виде, к проекту присоединилась профессиональная ритм-секция в лице контрабасиста СЕРГЕЯ КОРЧАГИНА и барабанщика АЛЕКСАНДРА ЗИНГЕРА!
Помимо избранных авторских композиций Дмитрия и Натальи, которые составляют большую часть репертуара квартета, в программе также присутствуют и хорошо всем известные джазовые стандарты в неожиданных прочтениях.
Дмитрий Мосьпан — победитель телепроекта «Большой Джаз» на ТК «Культура», один из самых ярких и профессиональных саксофонистов в стране. Музыкальную карьеру Дмитрий начал уже в 14 лет, когда стал играть в Оркестре Олега Лундстрема. В 1999 году Мосьпан присоединился к биг-бэнду Игоря Бутмана. В 2005 году он проходил стажировку в университете «New School» в Нью-Йорке по программе «Open World». Выступал в легендарном нью-йорском клубе «Blue Note» в составе ансамбля «Open World Russian Octet» со специально приглашенными гостями Кларком Тэрри, Джимми Хитом и Кенни Бэрроном. Неоднократно выступал на фестивалях «Джаз в Саду Эрмитаж», «Усадьба Jazz», «Триумф Джаза» и других международных фестивалях.
Наталья Скворцова — известный московский пианист, композитор и аранжировщик, выпускник МГУКИ. Бессменный бэнд-лидер, композитор, аранжировщик и пианист ансамбля «Живые Люди» (Live People Ensemble). Участник и соавтор ансамблей Fusion Port,P.S. Project, ИнНа. Сотрудничала с «Asketics», «Accordi Disaccordi», «Станция Мир», Mike Ellis, «C.L.O.N.E», Сергеем Манукяном, Петром Талалаем, Ильёй Зыряновым, Павлом Протасовым, Антоном Кончаковым. Участник фестивалей «Saulkrasti Jazz», «Наш Джаз Коктебель», «Усадьба джаз», «Гнесин Джаз», «Radio 1jazz.ru», «Cinema Jazz Award», «Jazz May Penza», «Блюз на Веранде» «МАМАКАБО», «Пустые Холмы» и многих других.
Сотрудничество Натальи и Дмитрия началось еще 10 лет назад в Московском Университете Культуры и Искусств, где они и познакомились. Результатом стал выход в 2005 г. первого студенческого демо-альбома Натальи Скворцовой «Летнее время» с участием Д. Мосьпана (саксофон), А. Кончакова (кларнет), П. Протасова (контрабас), П. Талалая (барабаны).
Тем не менее, «Beyond the Horizon «- это вовсе не попытка вернуть старые добрые деньки, скорее напротив, — неумолимое желание двигаться только вперед… За горизонт!
Инф. спонсор проекта — Radio 1jazz.ru, продюсер — Виктор Радзиевский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.