Михаил Леванов и группа М-Артель презентуют новую программу (интервью)!

  • Михаил Леванов и группа М-Артель презентуют новую программу !

    28-го февраля в баре ☆ DeFAQto☆ состоится презентация новой программы группы М-АРТель под названием «Хусим!» Ниже интервью с бэнд-лидером проекта Михаилом Левановым!

    Михаил Леванов и группа М-Артель презентуют новую программу !

    В.Р. В своем пресс-релизе о предстоящей программе, кстати, как она называется? 
    М.Л. Хусим.
    В.Р. Что по-японски значит….
    М.Л. А вот что это значит, я с удовольствием расскажу прямо на концерте)
    В.Р. Интригуешь?
    М.Л. Да какое там! Каждый при желании может ввести в Гугле «Хусим» и «Вячеслав Веденин» и получить ответ.
    В.Р. Так вот, ты пишешь о том, что нужно вернуть джаз к его первоначальному состоянию. Что в тот момент, когда джазу стали стараться придать какую-то форму, какие-то рамки, когда его стали адаптировать для белой публики, то он стала снобской.
    М.Л. Витя, мне кажется это очень упрощенный подход. Музыка изначально имеет форму, имеет рамки. И чернокожие музыканты, когда начинали создавать эту музыку, из этих рамок как раз и не выходили. Вопрос в том, насколько эта форма оптимально для «здесь и сейчас».
    В.Р. Хорошо, а что это будет? Это будет «Фьюжн»?
    М.Л. Стилистически это будет больше похоже на проект «Medeski, Martin & Wood». Этакая смесь всего на свете. И здесь основную композиционную роль будет играть импровизация. Раньше в нашем проекте «Точка сборки» мы скорее развивали идею сонатной формы. То есть импровизационные куски служили неким связующим элементом между тематическим материалом. Нам нужно было от темы А прийти к теме Б. Для этого Паша играл соло и через пару минут мы оказывались там, где хотели.
    Сейчас же будет несколько наоборот. Главный формообразующий элемент композиции — импровизированные соло. Тематический материал служит нам только скелетом. Именно он будет связывать наши высказывания. А не наоборот. Импровизационный язык здесь становится главным.
    В.Р. Хорошо, но там не будет free-импровизации, атональной музыки, то есть ничего такого радикального-авангардного.
    М.Л. Да ладно, Витя, атонально-радикальное было авангардом полвека назад. Сейчас это уже давно расхожее место. Там где надо, мы выпускаем собак на волю. Пущай резвятся)))
    По моему глубокому убеждению, музыка в первую очередь должна быть понятной и доходить до слушателя. Какой смысл говорить слушателю какие-то вещи, если их никто не понимает? Начиная с самого говорящего). Как педагог с некоторым стажем могу сказать, что главное донести свою мысль до человека. А уж как, в какой форме ты сделаешь, это вопрос твоего профессионализма.
    В.Р. Да, многие сейчас пытаются говорить умные вещи, но их никто не понимает… А кого ты видишь в качестве своей публики? Какой возраст слушателей, образование, социальный статус?
    М.Л. Это для меня абсолютно не важно. Главное, чтобы человек был открыт музыке. Поэтому мы и выбрали для представления программы «ДеФакто», а не профильный музыкальный клуб. Любой человек с улицы может войти и составить нам компанию в нашем путешествии.
    В.Р. Вернемся к вопросу возвращения джазу первобытной энергии. Как ты думаешь, в какой момент он ее начал терять?
    М.Л. Мне кажется в тот момент, когда джазовые музыканты стали предпочитать выступать в филармониях, а не в клубах.
    В.Р. Но это же объясняется вполне себе экономическими причинами!
    М.Л. Все в принципе можно объяснить экономикой. Даже нападение фашистской Германии на Советский Союз. Вопрос не в причинах, а в следствии. В результате суммы многих процессов мы имеем то, что имеем.
    В.Р. А ты видишь какую-то схему, при которой это можно было бы сбалансировать? То есть музыканты могли бы играть и в клубах, и в концертных залах. У нас же в России не такая большая прослойка джазовых музыкантов
    М.Л. Мне кажется, что в этом отношении мы находимся в более выигрышном положении, чем западные страны. Как таковой системы музыкального бизнеса еще не сложилось. У нас есть возможность строить ее практически с нуля, учась на чужих ошибках. Тут наша отсталость легко превращается в преимущество.
    В.Р. А ты будешь сопровождать программу рассказами, как это было с «афроказацким эпосом»?
    М.Л. Рассказы о музыке и разговоры по случаю уже давно стали частью наших концертов. Иногда мне даже говорят, что пришли послушать то, что я несу в микрофон между композициями. А наша музыка это так, некоторый бонус). Я считаю, что разговор с залом и представление музыки, это неотъемлемая часть музыкальной композиции. Когда мы начинаем говорить со слушателем, мы уже в общих чертах рисуем ему картину мира. Дальше музыка лишь дорисовывает детали, добавляет краски, необходимые детали. 
    В.Р. Хорошо, и в заключении попробуй сформулировать в паре предложений, чего слушателю ждать 28-го февраля в баре «ДеФакто».
    М.Л.Как показывает история, лучше вообще ничего не ждать и ни к чему не готовиться. Восприятие с чистого листа всегда ярче и интереснее. Скажу только одно — они не будут просто пассивными слушателями, они будут участниками.
    В.Р.Я думаю, что так стоит озаглавить статью) Спасибо, Михаил!
    М.Л.Спасибо, Витя! Будем рады видеть в баре «ДеФакто» 28 февраля в 20.00.

«ДеФакто» 28 февраля в 20.00.

ул. Большая Лубянка, 30/2, стр. 1

Comments are closed.